Владимир Довгань. Код счастья

Глава 6. Вечный источник силы

Владимир Довгань. Код счастьяДорогой мой читатель! Пройдя вместе путь от первой страницы до главы, посвященной героизму, мы стали еще ближе, появилось еще больше доверия и у меня к вам, и, надеюсь, у вас ко мне. В этой книге нет ни слова вымысла.

И вот мы вместе подошли к самой трудной главе. Работа над этой главой заняла у меня времени больше, чем работа над всей книгой. Работа сложная, ответственная. Без этой главы моя книга никогда бы не вышла, и вот почему.

Я много лет потратил на изучение такого понятия, как героизм.

Я рос забитым, неуверенным в себе мальчишкой. В школе меня дразнили. Большинство учителей унижали меня. Прошло уже тридцать лет, как я окончил школу. За эти тридцать лет я уже прожил несколько ярких, увлекательных жизней. Но даже сегодня, став уже совсем другим человеком – состоявшимся, уверенным, – где-то из глубины подсознания я слышу громкие, хлесткие, как пощечина, слова: «Довгань, ты – дурак. Таких, как ты, надо выгонять из школы. Идиот, ты позоришь класс». И еще более обидные шутки отца: «Нет, ты не дурак. Ты – полудурок. У всех дети как дети. А мой сын идиот».

Я рос настолько неуверенным в себе ребенком, настолько забитым, что даже не понимал, что я расту трусом. Может быть, вам сложно меня понять. Сложно даже представить, в какую пропасть страха, неуверенности, сомнений провалилась моя детская душа.

Выбираться из этой вонючей пропасти я начал только в восемнадцать лет, когда стал заниматься боксом. Получая удар за ударом, через кровь, слезы и пот, моя душа постепенно стала очищаться от страха.

Выдавливая из себя по капле трусость, я даже не заметил, как стал, наверное, одним из немногих в мире тренеров успеха, кто серьезно преподает такие важные качества, как бесстрашие, величие и героизм.

Почему так важно изучать героизм?

Все очень просто. Страх смерти сидит в глубине наших генов. Ничего позорного в этом страхе нет – нормальный, полезный инстинкт самосохранения, который спасал наших предков тысячи лет. Когда-то я задал себе вопрос: «А можно ли победить страх смерти? Побеждал ли его кто-нибудь помимо героев, горевших на кострах ради истины?»

Потом я обнаружил методику воспитания самураев. Вы, наверное, слышали, что у самураев была такая традиция сохранения чести – добровольный уход из жизни через харакири (сеппуку). Мне стало очень интересно: как это человек смог победить генетический страх смерти?

Изучив методику воспитания самураев, я понял, что человек действительно может все. И такие не свойственные нашему времени качества, как героизм, величие, смелость, очень легко тренируются.

Точно так же, как память, логика и ясновидение. Много лет я искал и собирал самые древние техники, помогающие победить страх смерти, собирал самые современные, которые используют спецслужбы. Изучал все это, перерабатывал.

Зачем? Все очень просто.

Когда вы побеждаете страх смерти, вы начинаете жить по-настоящему.

Вы осознаете такие важные понятия, как бесконечность и вечность. Страх смерти, как правило, тащит за собой в нашу жизнь страх быть непризнанным, бедным, нелюбимым, отвергнутым. И еще огромную кучу страхов. Как только вы осознанно побеждаете страх смерти, перед вами открывается настоящая жизнь. Когда я произношу слово ГЕРОИЗМ, это не значит, что я говорю только о военном подвиге.

Прежде всего я говорю о подвиге духовном, нравственном. Но объяснить и понять категорию ГЕРОИЗМ проще через военный подвиг. Ниже я приведу три истории массового героизма: подвиг трехста спартанцев, подвиг подольских курсантов, Можайский десант.

Почему нам с вами очень важно обратить внимание именно на массовый героизм? До знакомства с историей подвига подольских курсантов я искренне верил, что обычный человек, как я, как вы, не может стать героем, ведь героизм – это особый дар, а герои – это люди, обладающие сверхспособностями, как выдающиеся художники, поэты, ученые, чемпионы спорта.

Я заблуждался так же, как и большинство людей. Подвиг подольских курсантов разрушил это очень вредное заблуждение. Заблуждение, не позволяющее нам развивать свои сверхспособности. Самое главное послание бессмертного подвига подольских курсантов для нас с вами звучит так: «Мы смогли – и вы сможете! Мы выстояли – и вы выстоите! Мы преодолели – и вы сможете преодолеть!».

Каждый человек герой, в каждом из нас живет величие, героизм и храбрость!

Это легко понять, прочитав историю подвига. Ведь согласитесь, дорогой читатель, случайно 3100 великих героев в одном месте в одно время оказаться не могут. Почему свой рассказ о подвигах я начинаю с истории трехстах спартанцев?

История этого подвига известна всем. Для меня очень важно привести сначала общеизвестный, разрекламированный художественными фильмами подвиг, чтобы подчеркнуть еще большее величие, грандиозность подвига мальчишек-курсантов.

Спартанцы были профессиональными воинами, это была личная гвардия царя Леонида. Подольские же курсанты были вчерашними школьниками, такими же обычными людьми, как вы или я. И подвиг курсантов доказывает простую истину, что и мы с вами, дорогой читатель, герои.

Для меня подвиг подольских курсантов – прежде всего подвиг духовный, нравственный, а не военный. Мемориальный комплекс «Ильинские рубежи» (140-й километр по Киевскому шоссе) – это одно из самых святых мест для меня. Это именно то место, где сражались и погибли мальчишки в 1941 году. Может быть, именно благодаря их бесстрашию Гитлер и не уничтожил все человечество. Это место для меня – неиссякаемый источник силы.

Может, эта глава и вам поможет найти себя и прийти к истине.

Когда я писал эту главу, я узнал еще о подвиге Можайского десанта. Мое впечатление было настолько сильным, что я не мог не написать и о нем. Мне бы хотелось рассказать об очень многих героях. К сожалению, формат книги не позволяет это сделать. Но, если вам будет интересно, вы можете зайти на наш сайт www.edelstar.com, найти раздел «Сокровищница подвига» и узнать еще больше о безграничных возможностях человека. Я буду вам очень благодарен, если и вы пришлете в нашу сокровищницу историю о подвиге, о котором вы знаете, необязательно военном.

Чтение, перечитывание историй о подвигах – удивительно простой способ стать сильней, зарядиться энергией, особенно когда в жизни мы сталкиваемся с подлостью и грязью. Это прекрасный способ очищения души от мусора.

Когда мы читаем о героизме человеческой души, на уровне подсознания возникает главная мысль: им было в миллион раз тяжелей, и они смогли, они выдержали – значит, и я преодолею свои трудности.

Итак, вперед! Мысленно переносимся на тысячи лет назад. Свежий воздух ударяет нам в ноздри, чистейший мир без химических заводов, атомных электростанций, девственная, по нашим меркам, природа, яркое солнце, блеск и грохот мечей, щитов воинов Древней Греции.

Эта история произошла в 480 году до н.э. Могущественный правитель Персии Ксеркс, собрав многотысячное войско, пошел войной на группу независимых греческих государств – единственный сохранившийся на континенте островок свободы. Разведчик спартанцев наблюдал передвижение персидских войск семь дней и ночей. Вернувшись в Спарту, он докладывал царю Леониду о многочисленности персидских войск: «Ночью, когда они зажигают костры, их больше, чем звезд на небе». Царь Леонид ответил шуткой: «Отлично, когда я был ребенком, я мечтал дотянуться до звезд своим мечом», «Ха-ха-ха», – засмеялись спартанцы.

На собрании греческих независимых государств царь Леонид дал слово привести свое войско и сразиться с персами. Его решение вдохновило всех греческих лидеров на войну с захватчиками. Спартанцы в то время были сильнейшими воинами Греции. Но царю Леониду необходимо было получить разрешение совета старейшин. В то время в Спарте царь не мог единоличным приказом начать военные действия, пока его решение не утвердил совет старейшин.

На беду греков, совет старейшин Спарты принял решение не участвовать в войне. Царь Леонид дал слово прийти с войском. Единственная сила, которую он мог привести с собой, была его личная гвардия, которая состояла из трехста спартанцев. Даже получив отказ старейшин, царь Леонид остался верен своему слову: «Я дал слово грекам привести войско. Но я не говорил о его численности!»

Оценив ситуацию, Леонид принял решение своим маленьким отрядом перекрыть горное ущелье. Задержав персов в узком ущелье, спартанцы давали возможность другим греческим государствам собрать объединенное войско и спасти независимость Греции. Персы успели покорить почти весь мир. Свободными оставались только греки.

Триста бесстрашных спартанцев шли два дня и две ночи. Сверкая на солнце большими круглыми щитами, уверенные, сильные, красивые. Их яркие красные плащи, как факелы свободы, развевались на ветру. Проходя мимо греческих поселений, спартанцы только одним видом внушали людям уверенность в победе. Дойдя до ущелья, спартанцы, не отдыхая, принялись строить укрепление. Времени до сражения оставалось мало. Уставшие воины таскали огромные камни, сооружая из них укрепление. Пусть небольшое, но все-таки укрепление. Прекрасно понимая, что его отряд до атаки персов не успевает закончить строительство, Леонид принимает смелое решение атаковать врага ночью и вызывает добровольцев – лучших пловцов. Проплыв вдоль побережья, тридцать храбрецов атаковали царский шатер Ксеркса.

Ксерксу повезло – в этот момент он находился в другом месте. Но все персидское войско было испугано ночной атакой спартанцев. В лагере персов началась паника. Это позволило спартанцам выиграть еще один день, и они закончили строительство укрепления. Спартанцы знали, что никто из них не останется в живых. Даже зная о своей близкой смерти, герои находились в прекрасном расположении духа, постоянно шутили и смеялись.

За завтраком царь Леонид острил: «Друзья, кушайте как можно больше. В следующий раз будем ужинать уже в царстве мертвых». «Ха-ха-ха», – раздался дружный смех. Персидские трубачи протрубили сигнал к атаке. Двадцатитысячное войско персов бросилось в бой. С одной стороны ущелья стояли триста спартанцев. С другой – надвигалось двадцатитысячное войско.

Увидев перед собой маленькую горстку храбрецов, персы сходу решили взять спартанские укрепления. Началось сражение. Столкнулись огромная лавина персов и тоненькая полоска спартанцев в красных плащах. Персов – двадцать тысяч, спартанцев – триста человек. Но персы сотнями погибали под ударами копий и мечей спартанцев. Они валились, как скошенная трава. Мечи спартанцев работали, как ножи газонокосилок. Спартанцы не просто держали оборону, они еще и наступали!

Персы не понимали, что происходит. Их теснила маленькая горстка храбрецов. Двадцатитысячная армия отборных воинов, вернее, то, что от нее осталось, отступала под беспощадными ударами спартанцев, оставляя на поле горы мертвых тел. Кровью персов была пропитана вся земля, струйки крови превращались в лужи и ручьи. Наступил самый главный момент сражения. Спартанцы услышали громкий голос своего царя: «Спартанцы, вперед!». Атака спартанцев была мощнейшей, – отступать персидскому войску было некуда.

Позади персов было море. Оставшиеся в живых персы утонули, голубая морская вода стала красной от крови. За битвой наблюдал царь персов и его многочисленное войско. Ксеркс был поражен полным разгромом двадцатитысячной армии. Все поле перед укреплением спартанцев было завалено телами убитых врагов. Ксеркс, понимая, что спартанцами одержана важная моральная победа, решил их запугать и послал на переговоры своего полководца.

Персидский полководец передал волю своего царя: «Ваше решение безумно. Через несколько минут вы умрете». На что Леонид спокойно ответил: «Но мы не сдадимся». «Сложите оружие, – не переставал уговаривать персидский полководец, – и наш великий царь подарит вам жизнь». На что Леонид спокойно и гордо ответил: «Придите и возьмите».

Ксеркс, взбешенный непокорностью маленького отряда спартанцев, бросил в бой элитные войска, свою личную гвардию «бессмертных». И опять спартанцы одержали блестящую победу. Еще больше убитых персидских воинов осталось лежать на земле. Чего только не делали персы, пытаясь уничтожить маленький отряд, но ничего у них не получалось.

Неизвестно, сколько бы еще дней продержались бесстрашные герои, если бы не предательство. Персы, узнав от предателя тайную обходную тропу, окружили спартанский отряд в плотное кольцо. Ксерксу мало было уничтожить спартанцев физически, ему необходимо было сломить их волю, растоптать их храбрость, чтобы вся Греция и его бесчисленное войско рабов увидели, что нет на земле героев, нет свободы, а есть только страх и рабство.

Спартанцы понимали – пробил их смертный час. Их осталось в живых очень мало, да и те истекали кровью, силы их были на исходе. Но они стояли плотным кругом с гордо поднятыми головами. Их щиты, помятые ударами мечей и копий, испачканные кровью, все равно продолжали сверкать, отражая лучи яркого южного солнца. Ксеркс опять попытался устрашить непокорных героев: «Посмотрите, безумцы, вы окружены. Наше войско настолько бесчисленно, что, стоит нам выпустить стрелы, они закроют солнце». «Тем лучше, – улыбаясь, сказал царь Леонид, – мы будем сражаться в тени!»

Несмотря на огромное численное превосходство, персы боялись. Уж очень много погибло их за предыдущие дни. Ксеркс дал команду лучникам открыть огонь. Тысячи, тысячи стрел со всех сторон полетели в спартанцев. Спартанцы погибали, но не сдавались. Несколько стрел попали в царя Леонида. Одна стрела перебила ему сонную артерию, он мгновенно потерял сознание и умер. Его воины еще плотней сомкнули ряды. Но стрелы врагов продолжали забирать жизни оставшихся героев.

Ксеркс, видя, что спартанцев уцелело человек сорок, не оставлял попытки сломить их волю. Он опять посылает своих послов. «Отдайте тело царя Леонида – и мы оставим вас в живых». «Нет! – ответили гордо спартанцы. – Мы останемся с ним». Оставшиеся в живых храбрецы подняли тело царя, и горстка израненных храбрецов понеслась в атаку с криками «Спартанцы, вперед!». Последние слова героев мы слышим сегодня, даже спустя две с половиной тысячи лет: «Спартанцы, вперед!!!».

Люди на Земле всегда будут помнить подвиг трехсот героев.

Дорогой читатель! Слабаки и трусы будут вас убеждать, что эта история - легенда, выдумка, миф а в жизни так не бывает. Что не было и нет никакой чести, никаких героев, что все в этом мире продается и покупается, все имеет свою цену. Не верьте ничтожествам!

На наше счастье, матушка-земля сберегла для нас истину. Буквально недавно археологи с абсолютной точностью определили место героического сражения трехсот спартанцев, тропу, по которой предатель провел персов, и даже место гибели последних героев. Многочисленные стрелы, выпущенные персами, четко очертили последний круг обороны, с которого герои, зажатые со всех сторон врагами, пошли в свою последнюю бессмертную атаку.

Две с половиной тысячи лет земля берегла для нас свидетельства подлинности этих событий. Обратите внимание, дорогой читатель, в раскопках принимали участие не только ученые, но и тысячи энтузиастов со всего мира под палящим солнцем исследовали километр за километром, квадрат за квадратом и затем бережно расчищали пласты земли, настолько людям было важно сохранить память об этом подвиге для потомков.

Эта память нужна каждому из нас, чтобы спасти наши души и стать еще сильней.

Дорогой друг, сейчас ты наполнишь свою душу еще большим величием и героизмом. В 1941 году под Москвой разгорелось самое кровопролитное сражение за всю историю человечества. Гитлер разработал дьявольский план уничтожения Москвы под названием «Тайфун».

Цель этого плана была ужасающе жестокой: окружить Москву, убить всех детей, женщин, стариков, сровнять город с землей и затопить водой, чтобы не было даже упоминания о великой столице России. Но на пути этого нечеловеческого замысла встала горстка мальчишек…

История великого подвига началась 5 октября 1941 года в девять часов утра. В это время с московского аэродрома вылетел летчик на разведку и с ужасом обнаружил в 220 километрах от Москвы по Варшавскому шоссе прорвавшуюся колонну танков длиной двадцать пять километров. Это были отборные элитные войска 57-го моторизованного корпуса под командованием генерала фон Бока. Вернувшись, летчик взволнованно доложил: «Немцы прорвали оборону наших войск и стремительно движутся к Москве».

Командование отказалось верить. Отправили еще двух летчиков проверить данные первого. Асы на бреющем полете пролетели так близко к земле, что видели выражение лиц фашистов. Вернувшись с боевого задания, летчики подтвердили худшее.

Сталин был в шоке. Вся стратегия Сталина заключалась в том, чтобы воевать на чужой территории. Оборонительные рубежи не были готовы. Катастрофа!

Сталин срочно вызывает Жукова из Ленинграда. Георгий Константинович с самолета сразу садится в машину и едет на передовую. По пути он проезжает свое родное село, где живут его мать, сестра и племянники, и думает, что же будет с ними, когда немцы захватят его близких и родных.

За всю историю войны это был самый опасный момент – момент, от которого зависело не только будущее России, но и всего мира. Ставка очень высока! Командованием принимается единственно возможное решение: бросить в бой последний резерв – два военных училища: Подольское артиллерийское училище и Подольское пехотное училище.

Больше Москву защитить было некому. Мне посчастливилось лично общаться с одним из немногих оставшихся в живых подольских курсантов – Николаем Ивановичем Меркуловым. Величайшая история героизма записана с его слов. Вот как вспоминает Николай Иванович день 5 октября 1941 года, воскресенье: «…День был абсолютно обычный. Курсанты отдыхали после непрерывных 18-часовых занятий, встречались с родными, писали письма. Но все мгновенно изменилось.

В 12 часов дня в двух училищах – Подольском артиллерийском и Подольском пехотном – одновременно раздалась боевая тревога. Курсанты на бегу надевали шинели, быстро строились во дворе. В оглушительной осенней тишине прозвучал приказ: «Выдвигаемся навстречу врагу!»

Три тысячи сто мальчишек в сводном отряде под командованием генерала Василия Андреевича Смирнова – командира пехотного училища – выдвинулись навстречу фашистской армаде. Командовать артиллерией было поручено командиру артиллерийского училища полковнику Ивану Семеновичу Стрельбицкому. Шли молча, запрещалось разговаривать.

В этот день навстречу друг другу двигались не просто два войска. К сражению готовились добро и зло, свет и тьма. С одной стороны – вооруженные до зубов убийцы-профессионалы, покорившие всю Европу, не знавшие поражения, матерые, хладнокровные убийцы. С другой стороны – мальчишки 15-18 лет. Четвертая батарея обучалась всего две недели, военного опыта абсолютно не было.

По планам командования необходимо было успеть занять рубежи обороны. У села Ильинское ширина обороны составляла десять километров. Это означало: на один километр обороны приходилось всего триста слабо вооруженных детей. Через шестьдесят километров их догнали грузовики, высланные им в помощь. Смирнов и Стрельбицкий приняли решение отправить передовой отряд в количестве ста человек с целью задержать противника хотя бы на несколько часов, чтобы основные силы успели окопаться и подготовить оборонительные укрепления.

Передовой отряд быстро погрузился в подъехавшие грузовики. Перед тем как тронуться, мальчишки поклялись: «Ни шагу назад!».
Первое сражение произошло 6 октября в селе Красный Столб. Фашисты, одетые в парадные мундиры, уже вовсю праздновали победу: жгли крестьянские избы, убивали скот, издевались над местным населением, оскверняли церковь. Тогда они были победителями. Польшу гитлеровцы завоевали всего за 21 день, Францию – за 30 дней. Они были абсолютно уверены, что скоро уничтожат и Москву.

В этот момент у них была только одна проблема: где взять мрамор и гранит, чтобы срочно поставить памятник завоевателям Москвы? Им даже в голову не могло прийти, что их остановят. Они точно знали, что Москва беззащитна.

Часы истории человечества пробили час бессмертия: мальчишки - курсанты сходу пошли в атаку – всего несколько десятков юных храбрецов.

Как вспоминает Иван Семенович Стрельбицкий: «Они шли в атаку так, словно всю предыдущую жизнь ждали именно этого момента. Это был их праздник, их торжество. Они мчались стремительно – не остановишь ничем, – без страха, без оглядки. Пусть их было немного, но это была буря, ураган, способный смести на своем пути все. Я думаю, до тех пор гитлеровцы ничего подобного еще не видели.

Атака на деревушку Красный Столб их ошеломила. Побросав оружие, ранцы, они стремглав бежали, бросались в Угру, и, выбравшись на тот берег, мчались дальше, к Юхнову». Фашистское командование было шокировано дерзкой атакой.

Им даже в голову не могло прийти, что их разбили всего лишь несколько десятков юных курсантов. Генерал фон Бок приказал авиации и артиллерии сжечь соседний лес. Он был уверен, что там находится целая армия. Несколько часов непрерывного артобстрела и бомбежки превратили густой лес в выжженное поле.

Одержав свою первую победу, ребята не хотели отступать. Проблема командира передового отряда курсантов была в том, чтобы убедить их отступить к основным позициям. Ведь ребята дали клятву «Ни шагу назад!».

В это время основные силы курсантов готовились к обороне. Ребята копали окопы, устанавливали орудия, а мимо них шли раненые, истекающие кровью солдаты, тысячи, тысячи раненых. Стрельбицкий предложил Смирнову останавливать отступающих и формировать из них дополнительные отряды. На что Смирнов ответил: «Посмотри им в глаза. Они сломлены. Они не могут нам помочь».

К окопам курсантов подъехал Жуков, храбрейший полководец, жесткий как сталь. Человек, который начал свою карьеру солдатом в Первую мировую войну, за храбрость получивший три Георгиевских Креста. Жуков выступил перед курсантами, сказав всего лишь несколько слов: «Дети, продержитесь хотя бы пять дней. Москва в смертельной опасности».

Обратите внимание, как он обратился к курсантам. Он назвал их не солдатами, а «детьми». Перед ним стояли дети.

И вот час истины пробил. Немцы сразу бросили в атаку шестьдесят танков и пять тысяч солдат. Ребята отбили первую атаку. И не просто отбили, а, выскочив из окопов, пошли в штыковую. Контратака была
настолько стремительной, что немцы струсили, побросали оружие и помчались с поля битвы. От школьников бежали непобедимые воины, покорители Европы.

Ребята одержали первую победу. Это был их первый бой в жизни, и они поверили в себя, поверили, что можно бить гадов. Но радовались они недолго. На позиции ребят немцы обрушили всю мощь артиллерии и авиации, буквально выжигали землю. С воздуха позиции ребят не были прикрыты. Немецкие самолеты, зная, что им ничего не грозит, выстраивались в круг по двадцать самолетов – это называлось «чертово колесо» – и по очереди пикировали на позиции курсантов, сбрасывали бомбы, детей расстреливали из пулеметов и пушек.  Бомбы, снаряды, мины превратили поле битвы в горящий ад.

Черный дым, разорванные тела мальчишек, расплавленный металл, люди, земля, техника, животные – все было замешано дьявольской силой в одну кровавую, черную массу, пропитанную ужасом, воем сирен и непрерывными разрывами бомб и снарядов. Фашисты стояли и смотрели, как гибнут дети. Они ждали, что вот-вот появится белый флаг. Странно, но этого не произошло… Где поднятые руки, где согнутые спины, где глаза рабов, наполненные ужасом?!

Ведь они так привыкли видеть это чуть ли не каждый день. Мощный бомбовый и артиллерийский удар, десятки танков, и вот она – легкая победа. Но этого не произошло. Канонада прекратилась так же резко, как и началась. Раздался гул танков, земля задрожала от тысяч гусеничных катков. Стальные монстры надвигались на окопы. А за ними шла пехота. Пьяные, хладнокровные убийцы с ледяными улыбками, не прячась от пуль, бесчисленной волной накатились на окопы мальчишек. Покорители всей Европы не знали еще, что их остановят и уничтожат обычные российские мальчишки.

Они даже в самом страшном сне не могли представить, что они навечно останутся лежать в русской земле. Вооружены ребята были очень плохо. Оружия не хватало. У артиллеристов – разбитые учебные сорокапятимиллиметровые пушки. Они были настолько изношенными, что выходили из строя после каждых пяти-шести выстрелов. Оружейным мастерам приходилось ремонтировать их прямо под кинжальным огнем врага. Горело все: металл, земля, тела ребят. Курсанты гибли, но не сдавались. Ни один мальчишка не предал товарищей.

Казалось, все выжжено, ничего живого не может остаться. Но вот начинало стрелять сначала одно орудие, затем другое. К орудийным выстрелам присоединялись оружейные, где-то оживал пулемет. И в очередной раз атака фашистов превращалась в бегство. Именно там, на Ильинских рубежах, родилась фраза: «Русского мало убить, его нужно еще свалить».

Особый ужас на немцев наводил Алешкинский дот. Старший лейтенант Алешкин удачно замаскировал свою огневую позицию, а справа от нее создал запасную. Немцы долго не могли обнаружить, откуда ведется огонь. Горели их танки, гибли пехотинцы. Меткий огонь артиллеристов безжалостно уничтожал их ряды, потери были колоссальные. Позднее немцам удалось обнаружить дот. Они буквально выжгли дот огнем. Наблюдали, как шоу. Они видели, как внутри дота все горит, ничего живого не могло там остаться. Ничего.

Снова командование погнало солдат в атаку. И снова дот оживал. Немцы были настолько напуганы, что их сердца охватил ужас. Им казалось мистическим, что русские доты оживают после смертельного огня. Атаки на ребят были не только огневыми – немцы вместе с бомбами сбрасывали с самолетов пустые бочки. Эти бочки, падая, издавали душераздирающий вой. Немцы хотели морально сломить сопротивление курсантов, запугать их, сломить их волю, но ничего не получалось.

Каждая атака фашистов, унося жизни курсантов, захлебывалась в крови. На одной из позиций в живых осталось всего лишь восемнадцать курсантов. В очередную атаку на них шли двести вооруженных до зубов немцев. У ребят кончились патроны. Им нечем было стрелять, но они не сдавались: выскочили из окопов и с громкими криками «Ура!» пошли в контратаку. Немцев охватила паника, они побежали, побросав оружие.

Ребята физически и морально находились за пределами человеческих возможностей. Замерзали, не спали, не ели уже несколько дней. Но даже на фоне нечеловеческой усталости они проявляли смекалку. Ночью, закладывая взрывчатку под очередной подбитый фашистский танк, Иван Кайтмазов обратил внимание, что танк по сравнению с другими оказался наименее поврежденным. На следующий же день орудие танка открыло огонь по своим бывшим хозяевам.

В первый день враг штурмовал позиции курсантов одиннадцать раз, бросая в бой тысячи солдат и сотни танков. Каждая атака фашистов заканчивалась провалом. Ребята, отбивая атаку, сразу переходили в контрнаступление. Ночные попытки захватить позиции ребят еще дороже обошлись врагу. За двенадцать легендарных дней обороны курсанты выдержали более ста атак, более двухсот бомбежек и обстрелов, но не сдались. Вот это героизм!

Даже раненные, курсанты не покидали своих позиций. В первые дни, когда была еще связь с Москвой, на передовую приезжали машины медсанбата. Раненые курсанты прятались в окопах, уползали в кусты, но никто из них не покинул товарищей, санитарные машины уезжали пустыми. Это был единственный приказ командиров, который они не выполнили. Якова Гаврилова ранило в голову, он ослеп. Товарищи уговаривали его: «Езжай в госпиталь, чем ты можешь нам помочь?» «Руки-то у меня целы. Дайте мне дело».

Ослепший, истекающий кровью мальчишка до последнего вздоха набивал пулеметные диски. Другому крупным осколком распороло живот. Умирающий курсант портянкой перевязал свой живот, взял противотанковую гранату и пополз навстречу танкам. Перед смертью, истекая кровью, он подорвал фашистский танк.

Немцы были в ужасе, в их сердцах навсегда поселился страх. Не знавшим поражения фашистским войскам дорогу преграждала всего лишь горстка мальчишек. Мальчишки своими детскими сердцами заслонили Москву. Потеряв надежду прорвать оборону курсантов, немцы решили ударить с тыла.

Как вспоминали немногие оставшиеся в живых, когда они услышали рокот танков, идущих к ним от Москвы, то подумали, что это наши – на переднем танке развевался красный флаг. Выскочив из окопов, ребята смеялись, прыгали, обнимали друг друга, подбрасывали в воздух шапки: «Ура! Ура! Пришла долгожданная подмога!». Но когда танки подошли поближе, они увидели на их бортах зловещие белые кресты. Никто из ребят не растерялся: развернув орудия, они сразу ударили по врагу. Только Юрий Добрынин в этом бою подбил шесть танков и два бронетранспортера. Позднее за три подбитых в одном бою танка давали Героя Советского Союза.

Подольские курсанты не получили ни одной награды. Не получил Героя и Юра Добрынин. В Москве был хаос, правительство эвакуировалось в Куйбышев, было не до героев-курсантов. Курсанты пехотного училища не уступали в храбрости артиллеристам. Курсант-снайпер Александр Иванов за три дня уничтожил девяносто три фашиста.

Выдержать, не сломаться в аду могут только настоящие герои. А шутить, глядя в лицо смерти, могут только сверхгерои. На седьмой день обороны фашистский десант попытался захватить штаб курсантов. Аркадий Никитин метким пулеметным огнем всего за пять минут уничтожил более пятидесяти фашистов. С рукой на перевязи к нему подошел раненый Курдюмов и пошутил: «Тебе, Аркаша, в училище и зачетной стрельбы сдавать не надо. Вон сколько накрошил…».

Курсант-пулеметчик Борис Тимошенко в течение пяти часов отбивал натиск фашистов. Накануне он был ранен и заявил командиру: «Я не могу думать о своих ранах, когда в бою гибнут мои товарищи». Его пулемет был поврежден осколками. Залепив пробитый кожух пулемета «максима» хлебным мякишем, залив его водой, он отбивал атаку за атакой, уничтожив около ста гитлеровцев.

Фон Бок был взбешен. От ярости он топал ногами и кричал на подавленного Кнобельсдорфа. Тот только неуверенно оправдывался: «Вы правы, господин генерал. Силы противника незначительны. Но ему не откажешь в упорстве. Я сам стал свидетелем, когда русские мальчишки с винтовками наперевес шли на наши танки».

Убедившись, что лобовыми атаками, бомбами, огнем фашистской армаде не удается сломить мужество курсантов, немцы, зная о том, что ребята голодают и замерзают в окопах, напечатали листовки и с самолетов разбросали их над позициями курсантов: «Доблестные красные юнкера! – говорилось в ней. – Вы мужественно сражались, но теперь ваше сопротивление потеряло смысл. Варшавское шоссе наше почти до самой Москвы. Через день-два мы войдем в нее. Вы – настоящие солдаты. Мы уважаем ваш героизм. Переходите на нашу сторону. У нас вы получите дружеский прием, вкусную еду и теплую одежду. Эта листовка будет служить вам пропуском».

Характерно, что в фашистской инструкции войскам немецкое командование давало совсем иные указания: «Не доверять раненому или убитому русскому солдату. Будьте тверды и безжалостны!», «Недопустима снисходительность по отношению к пленным».

Жуков ставил перед курсантами нереальную задачу: продержаться хотя бы 5 дней. Мальчишки сделали невозможное – они продержались двенадцать дней. За эти 12 свинцово-огненных дней они выдержали сотни атак, сотни обстрелов, сотни бомбежек, но никто из них не сдался, не побежал. Даже убитыми они вселяли ужас в сердца врагов.

Немцы, несмотря на свой численный перевес, несмотря на перевес в вооружении, несмотря на поддержку авиации, морально были сломлены. Они проиграли. Они потерпели поражение от детей. С каждым днем они все больше боялись ходить в атаку. Их командиры под страхом смерти заставляли идти на штурм Ильинских рубежей. Даже один оставшийся в живых раненый курсант Михаил Круглов наводил ужас на фашистов. Все его товарищи погибли. Однако он, истекая кровью, заряжал орудие, наводил его и вел точный огонь.

Позже, когда наши войска отбросили врагов от Москвы, перед ними на Ильинских рубежах открылась страшная картина. Все поле битвы было усеяно детскими телами курсантов с тонкими осиными талиями, перевязанными широкими солдатскими ремнями, земля была усыпана школьными тетрадками, ребята готовились сдавать зачеты, экзамены…

Непонятно, как мы могли забыть курсантов-героев. Это страшно! Мы, потомки, которые живут только потому, что они погибли. Почему наши дети не воспитываются и не вдохновляются примером подольских курсантов? Ведь все знают и помнят подвиг трехста спартанцев. Сколько фильмов снято на это тему! Я поклялся себе на каждом семинаре рассказывать о подвиге подольских курсантов. Я провел уже сотни семинаров. На мои семинары приходит огромное количество людей. Одновременно в зале бывает до нескольких тысяч слушателей, и всегда я рассказываю о подвиге подольских курсантов. Когда я заканчиваю рассказ, у многих людей текут слезы – слезы очищения.

Я объясняю людям: наша душа – как дачный участок: если за ним не ухаживать, он зарастет. Рассказ о подольских курсантах – это удивительный источник мужества и света. Он делает нас сильней, очищает нашу душу от всего фальшивого, несущественного, позволяет увидеть истину.

Рассказывая эту историю, я постоянно задаю себе один и тот же вопрос: «Как же так получается? Как?! Мальчишек нет в живых уже шестьдесят лет, их тела давно стали землей, деревьями и цветами. А они сквозь толщу времени передают нам свою силу!».

Вечная вам память, низкий поклон! Люди, помолитесь своим богам на своих языках за их души. Они своими сердцами, своим бесстрашием остановили дьявола. Они отдали свою жизнь, чтобы мы с вами жили.

Для нашей команды EDELSTAR день 5 октября – святой день – День героизма и величия. Именно в этот день в 1941 году курсанты по команде выдвинулись на Ильинские рубежи и прошли шестьдесят километров навстречу врагу. Каждый год в этот день мы оставляем все дела.

Пятого октября мы обязательно выезжаем на Ильинские рубежи. Предварительно к этому событию каждый из нас готовит одну историю подвига, необязательно военного. Это может быть подвиг духовный, нравственный, научный, спортивный.

Рано утром, приехав на Ильинские рубежи, мы молча становимся в круг, и каждый из нас по очереди рассказывает подготовленную историю подвига. Мы слушаем сердцем. Каждая история наполняет наши души гордостью и величием. А затем мы проводим марш-бросок на шестьдесят километров. Для нас неважно, какая погода и как мы себя чувствуем. Во время марш-броска наши сердца еще больше наполняются героизмом и мужеством. Для нас это свято!

Каждый ребенок на земле рождается великим. Каждый ребенок на земле рождается свободной личностью, но серое общество делает все, чтобы воспитать из него раба.

Ох как много сегодня лжи, лицемерия, фальши, подлости и трусости! Ложь притворяется правдой, ложь кричит с экранов телевизоров устами лживых журналистов, что она и есть правда.

Незаметно для большинства людей произошла подмена ценностей. Мы живем в мире кривых зеркал. Красивый человек с чистой душой смотрится в кривое зеркало и вместо героя видит в нем «слабака-карлика». Слабака не телом, а душой. Чистые, прямые зеркала, отражающие истину, давно разбили. Как же нам быть? Как же познать истину?

Когда мир задыхается от лицемерия, эгоизма и лжи, Бог посылает нам просветленных мудрецов, которые несут свет. Один из таких мудрецов был Будда. Его нет уже тысячи лет, но мудрость его жива. Свою мудрость он передавал нам через предания и легенды. Одно из моих любимых преданий называется «Рык молодого льва».

«Львица случайно потеряла львенка, и львенок прибился к стаду баранов. Он вместе с ними убегал от хищников, он вместе с ними прятался в траве, он вместе с ними дрожал от страха. И вот однажды старый лев увидел такую картину. Большое стадо баранов стремительно убегало от него, а вместе с ними убегал молодой сильный красивый лев.

Старый лев догнал молодого льва и изумленно спросил: «Почему ты трусишь, почему ты убегаешь со стадом баранов? Ну-ка рычи! Ты же лев! Молодой лев еще больше затрясся от страха, поджал хвост и только заблеял. Старый лев еще громче рыкнул молодому льву: «Прекрати блеять, как баран! Рычи! Ты же лев!». Но как молодой лев ни пытался, у него ничего не получалось...

Тогда мудрый лев подозвал молодого к чистому озеру. В этот час не было ветра, и озеро было спокойным. Как огромное совершенное зеркало, оно отражало облака, солнце. И когда молодой лев посмотрел в озеро и увидел свое отражение, раздался рык молодого льва. В этот момент родился еще один герой».

Мой рассказ о подвиге мальчишек и есть чистое, спокойное озеро. Это зеркало, глядя в которое вы видите свое отражение – яркую, удивительную личность. Верьте своему сердцу. Вы герой! Вы великий человек!

Еще одна страничка величайшего героизма, без которой не может быть окончена эта глава, также произошла под Москвой в 1941 году. В историю она вошла под названием «Можайский десант».

Из воспоминаний о Можайском десанте летчика-очевидца: «Я получил задание и производил одиночный разведывательный полет над территорией противника. Возвращаясь, вдруг заметил военную колонну, двигающуюся к Москве. На бреющем прошелся над нею, насчитав пятьдесят один танк и много машин с живой силой. Немцы перли по шоссе прямиком в город. Как только я вернулся и сообщил об этом, меня вызвали в штаб, где я был арестован как паникер, и по приказу Берии повели меня расстреливать... – ремень долой, руки за спину... И тут на крыльце штаба спас меня Жуков. Он как раз прибыл принимать дела по обороне Москвы. Спрашивает у особиста, за что меня арестовали.

Тот коротко докладывает: паникер, якобы немцы уже в черте города. Жуков повернулся ко мне и спрашивает: правда? Стою твердо на своем и все говорю как есть. Он приказывает особисту: немедля освободить, полетишь с ним. Проверить и доложить! Тот было заикнулся, что никогда не летал, но... Жуков был крут... Пришлось майору сесть со мной в спарку и слетать проветриться. Обернулись быстро, на полевом аэродроме нас уже ждала машина.

Майор докладывает Жукову, что все подтвердилось, танков не пятьдесят один, а пятьдесят три, и что его обстреляли (я летел очень низко, чтобы особист удостоверился наверняка). Жуков тут же мне вручил орден Боевого Красного Знамени...».

Немецкая танковая колонна прорвалась по Можайскому направлению к Москве. Жуков отреагировал мгновенно. Остановил свою машину перед первым попавшимся полком. Это были сибиряки, которые только что выгрузились из вагонов и быстрым маршем шли навстречу врагу. Жуков обратился к солдатам с речью: «Солдаты, Москва в опасности! Немцы прорвали оборону.

Единственное, что мы можем сделать, – это десантироваться на лету без парашютов с самолетов с высоты 10-20 метров. Парашютов просто нет. Для выполнения этой смертельной задачи нужны добровольцы. Я прошу всех, кто принял решение участвовать в десанте, сделать шаг вперед». Абсолютно весь полк сделал шаг вперед. Солдаты сразу же стали садиться в самолеты, и самолеты вылетали по направлению к прорвавшимся фашистам.

Гитлеровские танки и бронетранспортеры, не снижая скорости, двигались по заснеженному полю к Москве. Врагу казалось – победа уже рядом. Неожиданно над лесом появились самолеты с красными звездами на крыльях. Они летели так низко над землей – было ощущение, что они вот-вот совершат посадку. Но сесть было невозможно – мешали овраги и деревья. Самолеты пролетали мимо. А из самолетов на землю прыгали бесстрашные воины в белых полушубках с оружием в руках. Уже в полете они открывали огонь по врагу.

Такого десанта в истории человечества не было! Немцы были потрясены. Солдаты выпрыгивали и падали на мерзлую землю. Представь, дорогой читатель: высота 10-20 метров – пятый этаж, скорость самолета 120 километров в час. Земля мерзлая, твердая, как камень, и, прыгая, при полном вооружении, погибло всего лишь двенадцать процентов добровольцев. Оставшиеся в живых после удара о землю солдаты сразу же с гранатами бросались под танки, сразу же вступали в неравный бой с врагом.

Немцы не сразу поняли, что их атакуют. Атакуют, вопреки всякой логике и законам физики. Атакуют те, кто должен лежать расплющенными в лепешки! Немецких солдат было в десятки раз больше, чем сибиряков. Уничтожив первый десант, испуганные немцы все же продолжали движение к Москве. Но впереди вновь появились низколетящие самолеты, и вновь из самолетов прыгали бесстрашные русские воины. И снова они, обвязавшись гранатами, бросались под танки, своей грудью закрывая Москву. Так продолжалось до тех пор, пока от колонны танков осталось всего лишь два бронетранспортера, которым ничего не оставалось, как развернуться и драпать прочь от Москвы.

Когда я узнал о Можайском десанте, я не смог уснуть всю ночь. На следующий день, выполняя повседневную работу, я мысленно возвращался к этому подвигу. Я постоянно себе повторял: «Им было в миллион раз трудней! Они смогли – и я смогу. Уж преодолеть повседневные препятствия – это пустяки!».

Многие люди сегодня погрязли в мелких делах, стали забывать слово «героизм». А ведь героизм – это бессмертие души.

Когда я пишу слово «героизм», я думаю не о войне. Сегодня героизм в другом: не стать рабом своих страстей – это уже героизм!

  • Оставаться трезвым среди пьяных в России – это героизм!
  • Оставаться личностью среди серости – это героизм.
  • Своим счастливым смехом разгонять тоску и грусть – сегодня это героизм.

Глава 6. Вечный источник силы

ПЕНСИИ: НОВОСТИ

ДЕНЬГИ: НОВОСТИ

Самые ЧИТАЕМЫЕ

Поиск по сайту

Всего ПОСЕТИЛИ:

023589977